1. Нелегальна деревина



Сторінка27/114
Дата конвертації08.03.2016
Розмір8.43 Mb.
1   ...   23   24   25   26   27   28   29   30   ...   114

2. 35. В ЗАПОВЕДНИКЕ РУБЯТ ЛЕС И… «БАБКИ»


13/04/2010 - 386 перегл.




В предыдущей публикации мы постарались пролить свет на то, как сегодня «выживает» Крымский природный заповедник, и что ради этого он приносит в жертву. Однако массовый отлов и отстрел диких животных, о котором шла речь, – это только часть хозяйствования государственного предприятия.


Существуют и другие статьи доходов, например, вырубка деревьев, о которой стоит рассказать отдельно. А заодно и разобраться, хозяйственная деятельности заповедника – это обычный бизнес или все-таки работа во благо процветания заповедника.

ЛЕС РУБЯТ – ЩЕПКИ ЛЕТЯТ


Летопись природы за 2008 год (этот главный ежегодный отчетный документ, который оставляют сотрудники научного отдела заповедника), показывает, что рубки приводят к нарушению природных циклов в растительных сообществах (фитоценозах). Например, выявлено, что на тех участках буковых лесов, где не проводились рубки или иная хозяйственная деятельность, лес сам прекрасно обновляется. Дубовые леса не отстают от своих собратьев. Но они ежегодно подвергаются массовым санитарным вырубкам. Постепенно деревья этой породы становятся неказистыми и хилыми. Они сохнут и погибают. Но, несмотря на плачевное положение дел, лимиты санитарных вырубок из года в год увеличиваются. К тому же, как показала проверка Счетной палаты Украины, проведенная летом прошлого года, и этих постоянно растущих лимитов никто не придерживается. В 2006 году план по реализации древесины составлял 105,6 тысячи гривен, по факту реализовано на сумму 162 тысячи гривен; в 2008 году по плану доходы от этой деятельности должны были составить 185 тысяч гривен, в действительности оказалось – 622,9 тысячи гривен.
Счетная палата отмечает, что в 2008 году «администрация Крымского природного заповедника допустила вырубку древесины в объемах, которые в 15 раз больше допустимых, определенных проектом развития его территории. <…> В итоге постепенно теряются территории и природные ресурсы заповедного фонда». Несмотря на это из года в год территории, где «валят» лес, неуклонно растут. Если в 2006 году санитарные рубки проводились на 80,6 га, то в 2007 году ими была охвачена площадь в 185 гектаров, а в 2008-ом – уже 204 гектара.
Правда, инженер по охране и защите леса Виктор Симоненко утверждает, что в 2008 году впервые за 40 лет произошло стихийное бедствие: ураганный ветер повалил целые лесные массивы. Следовательно, надо было срочно рубить сломанные деревья и вывозить их. Но это произошло в 2008 году, однако в 2007 году площадь рубок была почти такая же, что и в предыдущем. Появляется встречный вопрос: есть ли научные обоснования необходимости вырубить почти 12 тысяч кубометров древесины? А их, по всей видимости, нет, и никогда не существовало, так как научно-технический совет Крымского природного заповедника по этому поводу не созывался и никто не давал заключения. Этот факт отмечается Счетной палатой. Только два главных «лесоруба» – рескомприроды и администрация заповедника – собрались и решили: рубке быть (разрешение выдает именно рескомприроды)!
К сожалению, в этом ведомстве нам не удалось уточнить, на чем основывалось разрешение вырубить огромные лесные массивы. Специалисты управления охраны и экоконтроля за биоресурсами заповедных территорий, лесами и растительным миром, сославшись на подготовку годового отчета, отказались ответить на наши вопросы. Но, как утверждают специалисты-экологи, такой размах нельзя оправдать чрезвычайной необходимостью спасать лес. Ведь обычно санитарные рубки проводят, если деревья уничтожают древесные вредители, которые молниеносно распространяются на огромные расстояния. Однако, как отмечается в отчете Счетной палаты, в те годы ничего подобного в Бахчисарайском, Изобильненском, Альминском и Центральном лесничествах, которые входят в состав Крымского природного заповедника, выявлено не было.

ЗАСЕКРЕЧЕННАЯ ИНФОРМАЦИЯ


Для чего же нужно такое крупномасштабное хозяйствование, если Крымский заповедник – это государственная организация, подконтрольная и ДУСе, и минприроды, и, следовательно, существующая на деньги государства? Руководитель заповедника Анатолий Польщиков утверждает, что выделяемых ежегодно средств катастрофически не хватает (по словам главного экономиста заповедника Виктории Бариновой их предприятие получает всего 30% от необходимой суммы), вот и приходится зарабатывать самим.
Однако, как отмечается в акте Cчетной палаты, запланированные в проекте научно-исследовательские работы и исследования, направленные на изучение того, как данная хозяйственная деятельность влияет на состояние заповедника, так ни разу и не были проведены. А такая работа в обязательном порядке предусмотрена статьей 26 Закона Украины «Об охране окружающей природной среды». Но ни научный отдел, ни Научно-технический совет заповедника, которые согласно Положению о заповеднике, утвержденному минприроды Украины, должны обеспечивать изучение и контроль состояния природной среды, не выполняют своего прямого предназначения. Также согласно положению научным куратором заповедника является Таврический Национальный университет им. В.И. Вернадского. Однако, по информации Счетной палаты, с 2006 года договора о сотрудничестве между заповедником и университетом не подписываются. Но начальник отдела юридической службы заповедника Сергей Беловенцев настаивает на обратном: договор является бессрочным, к тому же в октябре 2009 года было подписано дополнительное соглашение о сотрудничестве с ТНУ.
Мы связались с членом научно-технического совета заповедника профессором ТНУ Владимиром Боковым, который рассказал, что последнее заседание совета, на которое он был приглашен, состоялось более двух лет назад. «Это собрание проходило еще при прежнем директоре. Помню, прозвучало много дельных предложений. Однако что можно сделать, если нет денег? Научные сотрудники работали и работают за гроши, на голом энтузиазме. При нынешнем руководстве заповедника меня приглашали на совет и в декабре прошлого года. Но звонок раздался накануне заседания поздно вечером. Естественно, так быстро поменять свои планы я уже не мог и от присутствия на заседании отказался», – рассказал Боков.
Что же в таком случае предполагает работа научно-технического совета, если представителя Таврического Национального университета (научного куратора заповедника!), профессора, доктора географических наук Бокова, руководители заповедника «забывают» заблаговременно приглашать на заседание? Научные обоснования любых действий в заповеднике подразумевают контроль над состоянием природной среды, оценку необходимости отлова или отстрела животных, рубки леса и прочих мероприятий, влияющих на природную среду заповедника, также контроль над масштабами такой деятельности, и прогноз того, насколько сильно хозяйственная деятельность может повлиять на ход естественных природных процессов. И лишь после этого научно-технический совет может принять решение о проведении такой деятельности.
Но, по всей видимости, руководству заповедника совершенно не нужно иметь лишний канал, по которому информация о внутренней жизни заповедника может выходить наружу. Фактически, научный куратор негласно отстранен от своих обязанностей. В ограниченных рамках работают и сотрудники научного отдела, в основном занимаясь подготовкой летописи природы. Как отметил в телефонной беседе заместитель начальника по науке заповедника Богдан Старух, именно на научные работы из госбюджета много лет не выделяется ни копейки. Правда, от дальнейших комментариев Старух отказался, сославшись на то, что без официального разрешения начальства разговаривать с нами не имеет права.
Главный экономист заповедника Виктория Баринова при нашей личной встрече подчеркивала, что основные бюджетные деньги в первую очередь идут на зарплату сотрудников и охрану леса. Счетная палата отмечает, что и Таврический национальный университет не готовит научные обоснования, и научный отдел заповедника этого не делает. По этой причине нет у заповедника научно обоснованных планов на санитарные рубки деревьев и увеличение их площадей. А рескомприроды, по отчету Счетной палаты, не проводит мониторинг процессов всех рубок лесного фонда и не анализирует влияние массовых заготовок древесины на состояние природной среды региона, другими словами, «сквозь пальцы» смотрит на хозяйственную деятельность заповедника.

ДЕНЬГИ – В «КОРЗИНУ»


Теперь вернемся к заявлению Анатолия Польщикова, который уверяет, что выделяемых государством средств катастрофически не хватает и заповедник просто вынужден идти на крайние меры. По закону Украины «О природно-заповедном фонде» государство обязано содержать заповедники, и, по сути, ценность заповедника – в сохранении целостных природных комплексов. Так на что же у руководства заповедника не хватает денег?
В 2008 году из госбюджета было выделено Крымскому природному заповеднику 8,5 миллиона гривен, что на 60% больше тех средств, которые выделялись в предыдущем году. Деньги, как отмечает Счетная палата, предназначались на развитие материально-технической базы, но никак не на строительство новых объектов. Однако за 15 тысяч гривен дирекция заповедника приобрела сауну! При этом в тот же период у предприятия оставалась дебиторская задолженность в размере 14,7 тысячи гривен и задолженность перед Пенсионным фондом (три тысячи гривен). Кроме этого, по сообщениям наших источников, руководство заповедника чувствует себя в своем «королевстве» очень вольготно, используя государственное имущество в личных целях. Например, бесплатно некоторое время проживает в гостинице управления заповедника в Алуште и одновременно пользуется апартаментами в рекреационном участке «Узень-Баш», затем переезжает в не менее прекрасное и дорогое местечко с романтическим названием «Черная речка-1». Использует служебный транспорт в непроизводственных целях, катая своих друзей, знакомых и просто нужных людей во время охоты.
Кроме этого сегодня штатное расписание, установленное для заповедников и лесных хозяйств, превышает норматив на 65 человек, при этом опытных сотрудников, как утверждает один из источников, проработавших здесь не один десяток лет, увольняют.
Но руководство по-прежнему настаивает на том, что их предприятие катастрофически мало получает от государства денег, и поэтому оно вынуждено иметь специальный фонд, который пополняется за счет, если быть до конца честными, запрещенных в заповеднике мероприятий.
Но кто даст гарантию, что эти деньги расходуются на реальное развитие материально-технической базы? Никто. Ведь по официальным отчетам, в период 2006 – 2008 годов заповедник заработал таким образом чуть более трех миллионов гривен. В 2009 году, по словам Бариновой, всего-навсего 1,024 миллиона гривен. Однако если подсчитать неофициальные доходы, то только по двум статьям их деятельности (отлов, отстрел животных и вырубка леса) прибыль может оказаться в разы больше ныне известной. Так что хозяйственная деятельность заповедника, доходы от которой идут на его спецсчет, больше похожа на видимую часть громадного коммерческого айсберга, нежели на эффективную охрану уникального уголка крымской природы.

фото сайтов: photoukraine.com, mandria.ua


 

Автор: Ольга МЕЛЬНИЦКАЯ, «ЦЕНТР»


Источник: Центр журналистских расследований, 12.04.2010
1   ...   23   24   25   26   27   28   29   30   ...   114


База даних захищена авторським правом ©refs.in.ua 2016
звернутися до адміністрації

    Головна сторінка