1. Нелегальна деревина



Сторінка38/114
Дата конвертації08.03.2016
Розмір8.43 Mb.
1   ...   34   35   36   37   38   39   40   41   ...   114

3. 18. Рубят все! Одни — лес, другие — «капусту»


18/12/2010 - 246 перегл.




Анекдот о псевдопатриоте, который, выступая на собраниях экологической организации, все свел к высказыванию: «Дерева сохнуть, річки міліють — скоро не буде де повісити чи втопити москаля!», для нашего государства актуален уже не первый год. К сожалению, экологические проблемы привлекают политиков накануне выборов как безотказный способ понравиться общественности. Во время недавних местных выборов каждый второй «пошуковець» депутатского кресла бил себя в грудь и провозглашал торжественные экологические клятвы (дескать, если не я, то кто же?!). Между тем проблем этих в государстве накопилось прямо-таки непочатый край.

Что же на самом деле происходит с окружающей средой и, в частности, с лесами Карпат? Есть ли реальная статистика (лысые горы, к сожалению, к отчетности не подошьешь), которая бы показала, сколько леса вырубается законно и сколько незаконно, а главное, в чьих карманах оседают доходы?

Недавнее исследование Центра маркетинговых исследований «Социс» «Проблемы лесного хозяйства в восприятии населения лесных районов страны» (выполненное в рамках программы «Усовершенствование систем правоприменения и управления в лесном секторе стран восточного направления Европейской политики добрососедства и России» ENPI-FLEG) на примере трех районов Карпат позволяет увидеть реальное состояние вещей на «нашей части планеты». Это состояние можно назвать стабильно тяжелым. Мы до сих пор не знаем, как о себе позаботиться, не придерживаемся законов и не умеем помогать друг другу...

Организаторы опроса в Сколевском районе Львовской области, Тячевском районе Закарпатья и Богородчанском районе Ивано-Франковской области спрашивали людей об объемах рубки леса и роли лесозаготовок в местной экономике, использовании древесины в домашнем хозяйстве, незаконных заготовках леса и продаже ворованной древесины, а также об отношении к действующей системе ведения лесного хозяйства. В каждом районе были опрошены по 400 респондентов (всего 1200 человек).

Европе — доски, дельцам — доходы, крестьянам — пеньки

Опрос показал, что половине участников известно о продаже заготовленного в их районе леса за границу. (Эти данные особенно актуальны, ведь в ближайшее время Евросоюз планирует ввести жесткий запрет на ввоз незаконной лесопродукции. Для уменьшения объемов незаконных рубок, создания надежных систем сертификации легальной лесопродукции, улучшения доступа населения и малого бизнеса к лесным ресурсам и была учреждена программа ENPI-FLEG. На ее финансирование ЕС выделил шесть миллионов долларов, а реализацию поручил Всемирному банку, Международному союзу охраны природы и Всемирному фонду охраны дикой природы.)

Жители Сколевского и Тячевского районов убеждены, что за границу экспортируется значительная часть заготовленной древесины, а для местной экономики лесозаготовка играет второстепенную роль. Богородчанцы же, наоборот, считают экспорт леса незначительным, а роль лесозаготовок для экономики их района доминирующей. Свыше половины опрошенных всех трех регионов уверены: объем рубок по месту их постоянного проживания увеличился, однако экономическую выгоду от местного леса получают не местные бюджеты, а владельцы лесоперерабатывающих предприятий, экспортеры древесины (кое-где — лесхозы)...

Почти все люди ответили, что используют древесину для отопления своего жилья и (в большинстве случаев) для строительства и ремонта помещений. (При этом вылетает в трубу больше всего леса в Сколевском и Тячевском районах.) И во всех трех районах респонденты сознались, что «комбинируют» легальную покупку (с оформлением соответствующих документов) с нелегальной. Больше всего легальных соглашений (с выпиской накладной в лесхозе или лесничестве) заключаются в Богородчанском и Сколевском районах, закарпатцы же предпочитают договариваться с частными предпринимателями. Ну и, конечно, во всех регионах (в Сколевском — свыше четверти опрошенных) пытаются «заготовлять» дрова своими силами — самостоятельной рубкой по принципу: пока бартка не затупится... Вместе с тем, две трети респондентов (а в Сколевском районе вообще единодушное большинство!) возмущены, что по месту их проживания леса вырубается слишком много.

Откуда дровишки? Из леса, вестимо...

И на Ивано-Франковщине, и на Львовщине, и в Закарпатье люди (независимо от факта трудоустройства, самооценки имущественного состояния и района проживания) сознавались, что просто не в состоянии купить необходимое количество дров из-за их чрезмерной дороговизны... А дома-то отапливать нужно! Вот и выкручиваются, насколько здоровья хватает. Неудивительно, что на вопрос, приходилось ли вам слышать о случаях незаконной заготовки леса и продаже ворованной древесины, люди (как правило, жители Сколевского района) кратко отвечали: приходилось! А вот половина опрошенных закарпатцев (которые тремя пунктами выше «комбинировали» легальную и нелегальную закупку дров с самостоятельной рубкой), как выяснилось, «ніц не чули!» о чем-то таком на территории своего района...

Нехватка средств и низкий уровень жизни местного населения толкает людей на незаконные рубки древесины не только на дрова, но и для ремонта и строительства. (В этом случае «договариваться» приходится и с местными пилорамами.)

Но зачастую люди все же обращаются к посреднику, который может купить древесину у лесника и привезти во двор. Еще четверть опрошенных предпочитают договориться непосредственно с лесником, срубить, что нужно, и заплатить денежной наличностью. Зачастую без каких-либо документов покупают лес у лесника (или лесозаготовщика) на Львовщине, три четверти опрошенных закарпатцев также покупают без документов, но — у посредника...



Потому что придет лесник дядя Степан...

Почти все опрошенные довольно скептически оценивают работу лесной охраны относительно выявления фактов незаконных рубок. Но наиболее критичными оказались ответы жителей Тячевщины и Сколевщины (в последней, напомним, свыше четверти жителей умудряются своими силами «находить» дрова и древесину для своих потребностей): дескать, разве лесная охрана что-то может обнаружить? При этом людям (и таких от 30 до 40 процентов) известны случаи привлечения к ответственности за незаконную заготовку древесины. Две трети участников опроса знают о случаях штрафования (сумма штрафов — отдельная тема), а четверти респондентов даже известны(!) случаи передачи уголовного дела в суд и вынесения приговора осуждения. Но если приговоры выносятся, а протоколы о взыскании штрафа составляются, то лесная охрана все-таки действует?.. Тем более что люди, работающие непосредственно в лесном секторе, убеждены: много незаконных рубок удается обнаружить, нарушителей — привлечь к ответственности.

Кроме частных лесозаготовительных предприятий, лесхозов, лесоводов и самого населения, как видно из опроса, лес рубят и продают «по месту проживания» еще и «организованные группы» (абсолютно нелегальные), о которых приходилось слышать одиннадцати процентам респондентов. Больше всего информированы о таких группах жители все того же Сколевского района (складывается впечатление, что неофициальный девиз этого района «Рубят все!»), а еще треть сколевчан подозревают в правонарушениях самих работников лесной охраны.

Леса оставьте государству!

Свыше двух третей опрошенных отрицательно оценили нынешнюю систему ведения лесного хозяйства, лесозаготовок и реализации древесины и подчеркнули на необходимости серьезных изменений. Для перемен к лучшему более половины респондентов (которые, как видно из приведенных выше цифр, «неуловимо» заготовляют дрова, активно договариваются c посредниками и т.п.) предлагают усилить ответственность за незаконные рубки. На посторонний взгляд это выглядит так: то ли люди убеждены, что «поймают соседа», то ли в самом деле начинают понимать, что общественное отношение к вырубке леса нужно раз и навсегда менять. Как ни удивительно, вероятнее всего — второе. Ведь и на Ивано-Франковщине, и на Львовщине, и в Закарпатье люди высказались категорически против приватизации лесов и передачи их частным лицам и подчеркнули необходимость усовершенствовать лесозащитное законодательство.

...Если общество (галичане, львовяне, волыняне, полтавчане и жители всех других регионов) осознает, что за природу нужно бороться здесь и сейчас (возле каждого конкретного дерева и каждой «черной» пилорамы), то «либеральным буржуям» действительно останется «спасать» разве что улиток... Природу украинцы защитят сами.

Комментарий консультанта Всемирного банка, юриста-практика, бывшего работника природоохранной прокуратуры Олега СТОРЧОУСА:

— Есть два вида незаконных рубок. Первый: рубит и сдает древесину на пилораму человек, который не имеет отношения к лесу. Второй: незаконные рубки (с нарушением норм и требований) осуществляют работники лесного хозяйства.

Опрос показал: очень часто причиной самовольных рубок являются социальные факторы (нехватка средств, безработица). То есть человек, у которого нет денег, чтобы накормить или одеть детей, идет в лес и пытается заработать какую-то копейку. Кстати, в судебной и правоохранительной практике 60—70% дел именно такие.

Человек, который незаконно срубил лес, должен его как-то реализовать. То есть есть продавец и покупатель. У нас же, как правило, привлекают к ответственности только продавца (человека, совершившего рубку). Доказать же вину людей, перепродающих лес, довольно сложно.

Срубленную древесину завозят на пилорамы, перерабатывают на доски, на них выписывают «левые» накладные, после чего их уже вполне легально продают за границу или в пределах Украины. Пилорамы в Западной Украине есть в каждом селе: где три, где четыре, а где и пятнадцать. Сама по себе пилорама не есть что-то незаконное: пожалуйста, покупай лес, перерабатывай, продавай. Но на практике все иначе: люди пытаются или договориться с работниками лесного хозяйства, или покупают нелегальную древесину, которая значительно дешевле. В сущности, пилорамы являются этакими конвертационными пунктами отмывания денег, где «черная» древесина перекрашивается в «белую». Пилорамы довольно трудно проверить: вам покажут пачку документов, но из них почти невозможно определить, какая древесина легальная, а какая — нет.

Еще одна проблема — лесная охрана имеет два подвида: государственная, которая существует в структуре Госкомлесхоза (у нас две трети лесов относится Госкомлесхозу), и охрана лесов, принадлежащая другим постоянным пользователям (от Министерства агропромышленной политики и до администрации президента). В районах также действуют агролесхозы, созданные районными советами. Именно к их работе больше всего претензий. Уровень их материального и профессионального обеспечения очень низкий, и подавляющее большинство преступлений, совершенных работниками лесного хозяйства, — на совести работников районных агролесхозов.

Кстати, хочу подчеркнуть, что программа ENPI-FLEG не ставит целью очернить лесозаготовительную отрасль или Государственный комитет лесного хозяйства. Госкомлесхоз рассматривается как партнер, заинтересованный в том, чтобы государство не несло экономических и экологических убытков. Ведь нелегальная заготовка древесины дает теневым бизнесменам миллионные доходы (и наносит огромные убытки государству). Задача программы — донести до властей и общества проблемы нелегальной заготовки и оборота древесины и помочь наладить взаимодействие между правоохранительными органами и лесной охраной.

Фото: Василий Артюшенко

Автор: Светлана ГАЛАТА, Сергей ПЕТРИВ
Источник: Зеркало Недели, № 47 (827) 18 — 24 декабря 2010

1   ...   34   35   36   37   38   39   40   41   ...   114


База даних захищена авторським правом ©refs.in.ua 2016
звернутися до адміністрації

    Головна сторінка