Видання здійснено за підтримки



Сторінка5/9
Дата конвертації07.03.2016
Розмір1.88 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9

Этой ночью она опять не могла уснуть, но уже не из-за кофе… Не могла дождаться утра.



6*

Пришла утром в кафе. Никого не было. Кафе было закрыто вообще. Удивление. Шок. Огорчение. Обида.

«Что же случилось?» - думала она.

В обед она опять пришла туда. Двери были так же закрыты, но в ручке торчала ярко красная роза.

Катя не знала: радоваться ей или плакать…

Ее уже интересовал не тот факт: кто он, какой он, сколько ему лет, и что ему нужно… А сможет ли она с ним когда-нибудь еще встретиться…

Она бродила по улицам. Листья под ногами очень приятно шуршали. Ветра совсем не было. Ей было грустно. В голове звучала какая-то музыка… Что-то очень мелодичное. Она шла дальше и дальше. Забрела в какой-то старый район.

Мысли кружили, словно листья…

Особо ей сейчас никто и не нужен был. Просто так случилось. Может, судьба… Хотя скорее, не судьба – если так получается, что они не могут встретиться…

Мысли занесли ее далеко. Пришлось возвращаться. Время уже было не детское.

Дома ее ждал один интересный телефонный звонок.


  • Тебе Алика звонила, что-то срочное. Просила перезвонить, - сказала мать.

  • Да? Спасибо. Сейчас перезвоню, – ответила Катька, направляясь к себе в комнату.

  • Позвони, да… Ты голодная? – полетело вдогонку.

  • Не-е! Спасибо! – бросила та, на ходу раздеваясь, и хлопнула дверью.

  • Как знаешь… - вздохнула мать.

Катька вскочила на кровать вместе с телефоном, шнур которого еле-еле дотягивался к нужному месту расположения. Обе руки были задействованы: одна тянула шнур ближе, вторая – набирала номер подружки на аппарате.

  • Как всегда, скукота…. – безразлично буркнула она себе под нос. - Але, гараж! Вызывали? – сказала она в трубку Алике.

  • Да! Подруга, ты где пропала?!! Концерт без тебя – это бред полный! Не делай так больше! – начала свое нападение та.

  • Да ладно…

  • Не ладно! И еще! У меня новость для тебя есть…

  • Какая?

  • Такая…

  • Не томи!

  • Какой-то дедок тебе букет передал…

  • Что?!!

  • Да, да!

  • Какой он? В шляпе?

  • Не помню – в шляпе или нет… Чудной он какой-то… еле поняла, что ему нужно.

  • Он англичанин.

  • Может быть. А ты че, знаешь его?

  • Почти.

  • Ну, ты даешь, подруга…

  • Долго рассказывать…

  • Да я уж послушаю… А хотя, нет! Я сейчас приеду к тебе. Дома будь!

  • Так ведь…

  • Ничего не знаю!

  • Ну давай. А тебе не страшно будет одной – поздно ведь.

  • Не боись! И позже ходили!

  • Жду.

7*

Через полчаса к ней завалилась Алька.



  • Угадай, что у меня за спиной!

  • Что?

  • Ну, угадай!

  • Может, не что, а кто?!!

  • Ха! Ха!

  • Не знаю я…

  • Ну, подумай!

  • Была бы ты кавалером, я бы сказала, что цветы.

  • Нет, я конечно не кавалер, но ты угадала.

  • Не поняла!

  • А что тут понимать, дорогая… Влюбилась я в тебя. По уши. Сильно-пресильно… ШУЧУ! Не смотри на меня так! Шучу я! Кавалер-то твой не с пустыми руками пришел.

  • Да?!!! – она запрыгала от радости.

  • Э! А я разве не говорила? Подруга, ты че так радуешься? Влюбилась что ли? Не дури так! Он же старый!

  • Не старый он…

  • Ты меня удивляешь, скажу я тебе…

  • Ты заходи давай!

  • Держи свой веник!

  • Скажешь тоже, веник…

  • Загордись еще!

  • А что, мне сто лет уже не дарили цветов…

  • … да еще и таких… Да, не всякий может себе позволить купить охапку желто-алых роз.

  • Ну!

  • А сколько их там?

  • Бери, считай, а я пока принесу вазу…

  • …раз, два… - начала Алька, вернулась Катя.

  • Ну что?

  • Двадцать три… - удовлетворенно заявила подруга.

  • Ничего себе…

  • Да!… При деньгах твой старичок, это точно.

  • Не знаю, что тебе сказать…

  • Расскажи лучше, где ты его зацепила!

  • Где, где? В парке у нас.

  • Серьезно? Клеился к тебе, да?

  • Нет! Он голубей кормил…

Дальше была полная и частичная детализация разговора с англичанином. В процессе разговора они перебрались на кухню пить кофе.

  • Слушай, подруга! Ты если не перестанешь пить кофе в таких количествах, то скоро от тебя будет исходить запах какао-бобов… - пошутила Алька.

  • Ладно тебе!

  • А что, ладно! Ты же – наркоманка!

  • Насмешила!

  • Наркоманка! Наркоманка! – дразнилась Аля, - вот твой дедок узнает, что ты наркоманка – и не захочет с тобой водиться!

  • Кто это тут наркоманка? – вмешалась случайно мать.

  • Да никто, - оборвала Катя.

  • Дочь ваша – наркоманка – пьет столько кофе, а потом уснуть не может… Правда, Кать? – завела Аля.

  • Что ты говоришь! – скривилась подруга.

  • Вот, Ирина Семеновна, не разрешайте ей пить кофе… На ночь хотя бы!

  • Я и не разрешаю! У нее полная воля, - оправдывалась мать.

  • Мам! Мы поговорить хотим! – намекнула Катька.

  • Хорошо. Я уже ушла.

  • Короче, закрыли эту тему! – сказала Катя.

  • Как хочешь, тебе же хуже будет… - продолжала подруга.

  • Не будет!

  • Ладно! Что я тебе хочу сказать! Покрутить этого дедка нужно!

  • Да с чего ты взяла, что он дедок?!!

  • Да потому что! Ты видела, насколько он старше?…

  • На сколько? Ну, лет… - задумалась.

  • На 50! – выпалила подруга и захохотала.

  • Скажешь еще! – поддержала она улыбкой подругу.

  • Ну, на сколько, лет на 20-30.

  • Где-то так. Ну, не на 30, меньше – скорее всего на 25 где-то.

  • А, может, он хорошо сохранился? И вообще, что 25 – мало!…

  • А я замуж за него не собираюсь!!!

  • Хм! Зато он, наверно, не против!

  • Что ты говоришь такое!

  • А что? Он, думаешь, будет тебе всю свою жизнь дарить цветы?

  • Нет! Поселит меня в оранжерее… - пошутила Катька.

  • Еще лучше! Ты не глупи.

  • Мне еще никто ничего не предлагал и даже не говорил. Зачем делить шкуру неубитого медведя!

  • Что бы потом ты была готова к каким-то моментам, глупышка. Он – не то, он – не се… - перекривила ее Алька, - что ты думаешь, он святой? Всем им одного и того же надо. Просто каждый добивается этого по-своему!

  • Прямо тирада какая-то получилась!

  • А что?

  • Давай рассказывай, что произошло?

  • Нечего рассказывать… - у Альки глаза стали мокрыми.

  • Я не знаю чего-то?! Эй, подруга, ты чего? – она обняла ее.

  • Да, одним цветы дарят просто так, а другим…

  • Кто этот гад? Что случилось?

  • Помнишь Олега? Мы с ним пытались сделать какие-то отношения – скорее он пытался что-то сделать… Нет! Он не ухаживал! Ничего не дарил, никак …

  • Эгоист!

  • Он возомнил, что я его собственность, никого ко мне и на пушечный выстрел не подпускал! Я сначала не замечала этого. Он никак не выделялся, просто всегда был рядом. Поверь мне, никаких чувств у меня к нему не было. А о своих, он ничего не говорил.

  • И… Да успокойся ты, не плачь!

  • И… ты же знаешь, что у меня в последнее время ничего ни с кем не складывалось!

  • Знаю, но это же временное явление! – утешила Катя.

  • Да, временное явление по имени Олег.

  • То есть…

  • То и есть, что Олег отслеживал сам или с помощью друзей мои связи – и разбирался со всеми, заставлял всех их меня бросать.

  • Как ты это узнала?

  • Он сам сказал. У нас была дискуссия по поводу отношений между мужчиной и женщиной.

  • И…

  • Он меня начал вспоминать мои связи. Я удивилась и спросила, откуда он это знает. Он был в ярости – и выпалил, что он это все подстраивал.

  • Я молчу просто. Агата Кристи отдыхает!

  • Я психанула, ушла. Он меня догонял, не отпускал. У меня синяки на запястьях и плечах. Теперь пропал.

  • Ну и бр… с ним!

  • Все бы так, но ребята говорили, что видели его тогда вечером пьяного с какими-то «курочками».

  • А ты что, ревнуешь?!!

  • Почему-то я переживаю за него…

  • Ну, даешь!… а ты что, вообще, к нему чувствуешь?

  • Не знаю! – она заплакала еще сильнее.

Они долго еще сидели на кухне, потом перебрались в комнату. В итоге Алька осталась ночевать у подруги. Утром они пошли в кафе. Было открыто. Как оказалось, вчера заболел отец официантки и до обеда она оформляла его в больницу, а после – вышла на работу. Потом заходил Джон – она передала ему записку. Вот так все и сложилось.
8*

  • Hello! – услышали девочки за спиной.

  • Hello, – ответила Катя.

  • Hello and goodbye! – сказала Алька.

  • Ты не останешься? – спросила подруга.

  • Нет. Помни, что я тебе говорила! – напомнила та, пока иностранец смиренно держал улыбку.

  • Thank you! – сказал он Але за то, что все же состоялась встреча с ее подругой.

  • Пожалуйста! Не знаю, как это по-английски будет… - оправдалась она в ответ.

  • Я немного понимать, – кивнул он.

  • Вот и хорошо, - сказала она ему. (Хоть что-то радует, - шепнула она подруге.) Ну все, чао! – и направилась к двери.

  • Bay!

  • Бa-bay! – покривлялась она незаметно для него.

  • May I sit-down?

  • Можно! – одобрительно кивнула она. Он присел рядом.


9*

Наше время. Англия.

Женщина плакала. Рядом лежал уже неживой человек, которому она отдала не только последние годы своей жизни, но и кое-что большее…

И все так же впивался в нее ее самый любимый аромат – аромат кофе. Посетителей в кафе по-прежнему не было.

Она небрежно убрала прядь волос с лица – и вытерла слезы.



  • И что теперь, мой МИЛЫЙ?… - спросила она Его.

Когда она в последний раз смотрела на него с такой нежностью? Ее дыханье было спокойным. Она любящим взглядом рассматривала его лицо. Пальцы скользили по губам… медленно-медленно… Как же невыносимо было осознавать, что совсем одна. Вот и нет больше ни единого человека, которому ты можешь отдать все свое душевное тепло…

  • Эти губы… Как же я любила эти губы… Зачем же они стали говорить такие слова… Зачем они знали такие слова? – говорила она, глотая слезы, ведя пальцами по его губам. - Неужели ты меня разлюбил? А, может быть, ты никогда меня и не любил? Нет! Этого просто не может быть!…

Она вновь заплакала – тихо, неслышно. Слезы просто покатились из глаз. Кто был виноват в случившемся? Была ли любовь? Какими бы ни были ответы на эти вопросы – ничего уже не изменишь…

Она просто сидела, склонившись над ним, и плакала.



10*

Тогда, за столиком в кафе, все было просто: разговор, слово за слово, общие симпатии, кофе, цветы. Общение, непонятные слова двух языков, жесты, улыбки, неповторимый аромат «Эспрессо» и… надежды на лучшее.

Кто сей загадочный англичанин, она так и не поняла. Все, что ей нужно было знать, это его чувства.

Он говорил, что она – его муза, что она вселила в него интерес к жизни… Можно сказать, что такую чушь несет каждый второй мужчина, если ему нужно уговорить девушку на взаимные чувства. Всем этим «бла-бла-бла» она не очень-то и верила. Но ей хотелось этому поверить. Глупо было говорить о любви, но общение между ними складывалось. Они говорили. Он интересовался ее жизнью. Без зазрения стыда и совести она все ему рассказывала.



  • А может, он тебя завербовать хочет? – выпалила раз ее подруга.

  • Да ты что? – возмутилась Катя.

  • А что? Разве мало таких случаев было?

  • Нет…

  • Нет… - передразнила ее Аля, - а что, может, нравится тебе?

  • Мне?

  • Нет, мне!

  • Он такой, - Катя вздохнула.

  • Ты, подруга, даешь!

  • А что я?

  • Я не знаю! Он ведь… Сама сказала: «он такой…» - без энтузиазма сказала Аля.

  • Нет, он такой… - сказала Катька и «улетела» на одном вздохе так, что подруга едва успела «поймать ее за ногу – и опустить на землю».

  • Стоп. А как насчет семьи, жены, детей?

  • Как? Жена умерла давно – сердечная травма на всю жизнь, а я – его единственная надежда…

  • На что?

  • Ой! Так он сказал…

  • Ну-ну! А дальше?

  • Есть у него сын в Англии.

  • Так, может, он сыну невесту присматривает?…

  • Нет. Какую невесту!

  • А может, я сгожусь для невесты его сыну? – пошутила Аля.

  • Ага! Ну-ну!

  • А что? Была бы счастливая семейка: две подруги и отец с сыном…

  • Ха-ха! Ты лучше расскажи, что там твоя история. Нашелся?

  • Нет, - Аля загрустила.

  • Может, у родителей спросить?

  • Парни сказали, что видели его. Он уезжает.

  • Куда?

  • Никто не знает. Эту неделю его никто не видел.

  • Странный мальчик!

  • Ага…

  • Чем же это его так задело?

  • Не знаю.

  • А ты как?

  • А как? Скучаю, кажется, за ним.

  • Вот это уже интересно.

  • Мне кажется, что я к нему привыкла.

  • Значит, нужно отвыкать! Или ты не хочешь отвыкать?

  • Сама не знаю. Мне бы его увидеть…

  • Время покажет.

  • Покажет…

  • Аля, ты же знаешь: если судьба, от нее не уйдешь!

  • Если бы знать еще, что просить у этой судьбы.

  • Помнишь у Булгакова: «Никогда ничего не просите! Сами придут и все предложУт…», сказала Катя и рассмеялась вместе с подругой. - Или что-то вроде того…

  • А если всю жизнь придется ждать?..

11*

У Джона заканчивалась командировка. Он предложил Кате ехать с ним. Она отказалась. Эмигрировать было очень трудно.

Каждую неделю она получала письма и отвечала ему.

Переписка длилась полтора года.

Катю радовало то обстоятельство, что она кому-то нужна. Приятно это осознавать. За время, пока они не виделись, она устроилась работать певицей в одно развлекательное заведение. Зарплаты хватало на жизнь. Амбиции поубавились. Планов на будущее она не строила. Он приглашал постоянно ее к себе в гости. Говорил, что все оплатит. Но она не соглашалась.

Позиции в жизни немного изменились... Новые друзья – побогаче, постарше. Ее давняя подруга Аля уехала: через полгода после исчезновения объявился ее друг. Они долго общались, а после – он забрал ее с собой. Все менялось, все менялись.

Наступила весна. Катерину ждал сюрприз. Вечером, возвращаясь домой, она увидела автомобиль возле подъезда. Она замедлила шаг. Где-то в глубине души она постоянно надеялась, что Джон может приехать, но не верила. Катя прислушалась. Из машины был слышен английский говор – он разговаривал с водителем. Она подошла ближе. Он заметил ее.


  • Sorry! – сказал он водителю, - Кэтти! Добрый вэчер! Кэтти! It’s you?

  • Это я!… Привет! – она ласково улыбалась ему.

Он достал из машины букет роз. Все они были разных цветов, как и тогда. Пока они встретились, он приносил ей разные розы – и все думал, какая из них будет счастливой (ее цвет). Самым счастливым стал разноцветный букет – тогда они встретились.

  • Как ты? – спросила Катя его.

  • I missing you!

  • И я…

  • Скучала? Да?

  • Да! – они обнялись.

  • My baby!

  • Пойдем ко мне. Напою тебя чаем.

  • Чаем? What is чаем?

  • Tea.

  • А!

  • Или, может, кофе?

  • Yes! Yes, coffee.

  • Ну, пойдем.

Она слишком долго ждала чего-то особенного, она слишком долго ждала чего-то хорошего, она слишком долго ждала кого-то… Кого-то… Наверное, она слишком долго ждала его.

Когда очень долго чего-то ждешь, чего-то хочешь, на что-то надеешься, когда это тебя находит или ты это получаешь, то не можешь осознать, что это самое «что-то» у тебя уже появилось... Даже в элементарных вещах ты не уверена и думаешь, что это не по-настоящему, что это сон, который скоро закончится.

Полный бред. Этот бред творился у нее в голове. Общаясь с ним, она думала, что ему от нее нужно. Хотя все уже давно было понятно. Еще с самого начала все обозначало одно. Она это понимала. Но это одно, что именно оно обозначало, она никак не решалась назвать каким-то словом. Она боялась ошибиться. Или, может, она боялась увидеть себя в этой ошибке. Или ошибиться в себе. Терялась…

Он видел это.

Они сидели в кухне, маленькой уютной кухоньке. Она суетилась с туркой и кофе, что-то рассказывала. Он просто наблюдал за каждым ее движением. Вот, кофе был готов, она поднесла ему чашечку. Он пристально смотрел на нее, а она не замечала этого. Тут Катя затихла и посмотрела на него. Он поймал ее взгляд.


  • I love you! – тихо сказал он. Она молча смотрела на него. Пауза затянулась, - Я лублу тебья, Кэт!

  • Не лублу, а люблю, - сказала она и опустила глаза.


12*

Они уехали в Англию. Бракосочетание состоялось там же. Гостей не было. Они были вдвоем. Потом оказалось, он был директором крупной организации. Чем занималась эта организация, не оговаривалось, а Катя не особо и вникала. Брачный контракт не составляли.

Все было как-то так, не похоже на реальность. Свадебное путешествие было незабываемым – тур по Европе, который закончился неделей отдыха на море. Им было хорошо вместе: ей с ним спокойно, а ему с ней комфортно. Эмоций особых не было. Все было слишком правильно, слишком хорошо, слишком ровно и монотонно… Но это их не заботило. Пока не заботило…
13*

В Англии их ждал сюрприз. По приезду Катя узнала, что ее новоиспеченный муж Джон, а уже и Джонни, является владельцем сети кофеен по всей стране. И, кстати, в Украине он был с целью сотрудничества. И то кафе, в котором он ее увидел, он посетил с определенной целью, а оказалось… Но поскольку там состоялось такое важное событие его жизни, он решил оставить его таким же, как есть. Так вот, Джонни, а точнее Джон Грей, сделал подарок своей молодой жене – одну маленькую кофейню, в центре, на главной улице города. Пустячок… Катрин Грей, конечно же, обрадовалась, но та украинская девушка Катя Соловьева совершенно не знала, что с ней делать… За этим проблема не стояла. Джон сам лично взялся ее обучать кофейному искусству. Можно было, конечно, нанять кого-то для обучения, но ему было вдвойне приятнее самому заниматься этим. Он объяснил ей разницу между арабикой и робустой.



  • Истинные ценители кофе знают все тонкости его заварки, - говорил он жене.

  • Но я ведь, кроме вкусовых качеств, ничего больше не понимаю.

  • Не страшно, если ты его любишь пить, - продолжал он, - то научишься и готовить. Это точно.

  • Не знаю… - терялась Катя.

  • А ты думаешь, что все ценители кофе росли на кофейных плантациях в Бразилии… - подбадривал ее муж.

  • Ну, посмотрим… насколько я – хорошая ученица…

  • Все будет ok! – перебил он ее.

  • … и насколько ты – хороший учитель…

  • Запомни главную истину!

  • Какую?

  • Вся наша жизнь… - он приостановился, - она – как кофе…

  • В смысле? Как кофе?

  • Когда-нибудь ты меня поймешь…

  • Много для этого нужно времени?

  • Вся жизнь…

  • Тогда много…

  • Да… Кофе, оно ведь горькое…

  • Горькое, - согласилась она, - но ведь его вкус зависит от приготовления? Правильно?

  • Именно! Все правильно! Ты хорошая ученица.

Он улыбнулся и обнял ее. Такого рода философский разговор они больше не заводили. Джон учил ее жизни. Такие прагматические вещи, которые вроде бы и были понятны, но с его помощью занимали нужное место на своих полочках в голове. С мужем Катя становилась мудрее.

Как-то у них зашел разговор о семье, о его семье.



  • Милый, а почему твой сын живет не с тобой?

  • Так вышло.

  • А поподробнее?

  • Я не хочу об этом говорить.

  • Это больная тема?

  • Да.

  • Ладно. А можно посмотреть хотя бы на него? Есть какие-то фотографии?

  • Есть несколько альбомов. Я сейчас принесу, - сказал он и отправился в библиотеку.

Потом они вместе смотрели фотографии. Алекс был совсем маленьким на них. У Джона была очень красивая жена. Катрин медленно рассматривала каждую фотографию и давала некоторые комментарии.

  • Почему ты так долго смотришь фотографии?

  • Не долго.

  • Долго. Можно и быстрее это делать.

  • Милый, кто быстро листает альбом, тот не смотрит фотографий! – утвердительно сказала она, что заставило его задуматься… Он убеждался, что правильно выбрал себе жену.

День за днем он водил ее по своим кофейням, знакомил с лучшими кофеварами. От разных ароматов одного единственного дурманящего напитка у нее кружилась голова.

  • Такие тонкости… - сказала она одному из магов чудесных напитков.

  • Мадам, это не тонкости! Смотрите, из этого сорта можно сотворить сотню разных напитков. Например, от того, какой помол, уже меняется дальнейшее направление. Помолы бывают самые разные. Для эспрессо лучше всего использовать pulverized, то есть самый мелкий – порошкообразный.

  • Ничего себе… - удивилась она.

  • Что, простите?

  • Да, нет ничего…

  • Так вот, еще хороший помол мелкий – fine espresso grind.

  • Понятно.

  • Вот. Еще очень важна обжарка. Лучше темная…

Таким образом, каждый кофевар пытался вложить ей какую-то истину кофеварения. Катя запоминала все очень быстро. Весь этот процесс не был похож на обучение – чем дальше, тем становилось интереснее. Муж не покидал ее ни на минуту. У Кати складывалось впечатление, что она одинаково увлекается как кофе, так и мужем. Неделя за неделей, месяц за месяцем – она поняла, что к Джону у нее появилась очень сильная привязанность. Муж стал ей миром, новым миром, жизнью. Новой жизнью, в которой был только он и кофе... Она никогда не думала, что любит его. Она никогда этого не говорила. Она никогда не думала, что появятся к нему какие-то сильные чувства. Но чувства возникли. Как-то назвать их она не решалась. Сказать просто, что это чувства благодарности, было мало. Охарактеризовать это, как что-то большее, тоже не решалась. Но вот появилась у нее какая-то потребность постоянно видеть его, слышать его, чувствовать его рядом. Что чувствовал он? Скупая английская душа оставалась такой же, как и с момента первого знакомства. Размеренные чувства. Все было так, как будто взвешено на весах по миллиграммам в аптеке. Молодую девушку это, конечно, не очень устраивало, но какой еще выбор у нее был. Она была благодарна ему за все, а особенно за новое увлечение.
14*

Прошло несколько месяцев.

Катрин в совершенстве освоила теорию кофеварения. Настало время проверять это все на практике. Оформление интерьера кафе она взяла на себя. Конечно же, она соблюдала основные традиции брэнда супруга, но и привнесла немножко своего. Одним из таких нюансов был рояль. Много всяких замыслов было, но самый главный она воплотила в жизнь. Итак, первого ноября они открыли ее кафе «My Grey», что в переводе означало совершенно другое – Грей ведь фамилия ее мужа…

Главная ее задумка – живая музыка. Она же являлась хозяйкой кафе, сама варила кофе – ей это доставляло удовольствие. Постоянно звучал рояль, а по четвергам она пела. В кафе было тихо и очень уютно. Суббота была днем саксофона, а воскресенье – днем «любимых пластинок», которых в наличие было очень много и на любой вкус. Катя была довольна. Муж оставил ее в кафе, а сам продолжил заниматься бизнесом. Они виделись утром и вечером. Дни убегали порознь. Катрин настолько увлеклась кафе, что это переросло в нечто большее, нежели работа. Домой возвращалась поздно, впрочем, как и ее муж. На годовщину их свадьбы Джон подарил ей старинный сервиз. Катрин была очень довольна подарком – и разместила его на самом видном месте в кафе.

Время шло. Джон старел. Пришло время переписать завещание. И это было сделано таким образом: дом и половину бизнеса он оставлял Катрин, а остальную половину – своему сыну, который не приезжал к отцу уже несколько лет. Катя была против такого разделения. Она настаивала, чтобы весь бизнес он переписал на сына, но тот отказался.


  • Darling, ну зачем мне твой бизнес? Что я с ним буду делать? – твердила она мужа.

  • Катрин, ты меня обижаешь!

  • Но почему?

  • Продолжишь мое дело, дело всей моей жизни.

  • Мне всегда казалось, что это должен делать наследник, то есть сын…

  • А я хочу, что бы вы вместе это сделали.

  • Но, - она вздохнула, - я все-таки с тобой не согласна!

  • Ну и пусть! Так будет лучше!

  • Кстати, а где твой сын? Почему я до сих пор с ним не знакома?

  • Он занят... Он мне иногда звонит... – расстроено сказал Джон.

  • Расскажи мне о нем.

  • Не хочу.

  • Почему?

  • Не хочу. Дорогая, давай не будем.

  • Ладно.

Больше такого разговора не было. Катрин поняла, что-то между ними произошло. «Захочет – сам расскажет», - подумала она.
15*

Время-времечко летело. Катя увлеклась работой. Джон больше работал дома – здоровье уже не позволяло. Все чаще у него болело сердце. Это беспокоило Катрин. Она наняла сиделку, на всякий случай. Сама, конечно же, в это время была на работе. Иногда он приезжал к ней – просто побыть рядом. Не пропускал Джон ни одного четверга. Муж очень любил слушать ее пение. Все же была между ними какая-то романтика…

Самочувствие Джона ухудшалось. Он сам позвонил сыну и попросил, чтобы тот приехал. Александр сначала отказался, потом сказал, что подумает.

Александр был единственным, но поздним сыном Джона. Он был младше Катрины на шесть лет. Александром его назвала жена в честь своего русского дедушки. После смерти его матери они очень поссорились. Алекс уехал к тете. После того они виделись редко. Джон открыл счет на имя сына и постоянно перечислял деньги. Но отношения у них так и не наладились.

Все же через несколько дней Алекс приехал. Отец лежал в постели и дремал. Алекс подошел к нему и присел рядом.


  • Здравствуй! – сказал он.

  • Ой! – Джон проснулся и немного испугался.

  • Я напугал тебя…

  • Нет, нет. Алекс, сын, ты приехал?!!

  • Да, отец. Ты как?

  • Все хорошо у меня.

  • Да, я вижу…

  • Нет, правда, все хорошо. Очень тебя увидеть захотелось…

  • Прости меня! - сказал Алекс.

  • За что, сын?

  • Сам знаешь. Прости. Я глупым был.

  • Все нормально! Сам я виноват.

  • Нет, отец.

  • Ладно… - и закашлялся.

  • Может, воды тебе? – растерялся Алекс.

  • Нет, нет. Сейчас пройдет.

  • К врачу нужно тебе.

  • Не нужно. Что должно случиться, то случится…

  • Не говори так. Так нельзя.

  • Так нужно. Ладно, а ты надолго, сын?

  • Я… - Алекс задумался, сначала он планировал на пару часов, но теперь… - не знаю я еще, посмотрим…

  • Ты иди отдохни с дороги, а позже съездим к Катрин в кафе.

  • А кто такая Катрин? – удивился Алекс.

  • Моя жена… Она тебе обязательно понравится!

  • Не сомневаюсь, - буркнул сын и отправился в комнату, а потом вернулся. - Сколько же ей лет? – Но отец опять заснул.

Алекс узнал у сиделки: где работает та самая Катрин. Пока Джон спал, отправился к ней, знакомиться.

16*

Наше время. Англия.

На улице праздновал четверг… Тихая погодка. Женщина по-прежнему сидела над бездыханным телом и плакала. Потом, едва успокоившись, поднялась и стала искать сигареты. Она не курила. Никогда не курила она. Как декорация, у них лежала пачка дорогих сигар. Она открыла ее. Дрожащими пальцами она взяла сигару и подкурила от плиты, на которой с утра варилось кофе… его кофе… Она слегка закашлялась. Она курила и смотрела в окно.



  • … зачем мы встретились? Зачем…

Она смотрела растерянным взглядом в окно, потом на стены кафе, на бар-стойку… взялась за голову.

  • Что же я наделала…


17*

Катрин пела. Посетителей было, как всегда по четвергам, много. Она допела свою коронную песню. Возле бар-стойки стоял какой-то парень, весьма симпатичный. Она подошла к нему.



  • Здравствуйте, сэр! Что желаете? У нас, к сожалению, свободных столиков нет, зато у стойки вот два свободных сидения, – сказала она и улыбнулась.

  • Столько информации сразу…- ответил он ей такой же улыбкой. Кэт застеснялась.

  • Так что вы желаете?

  • Ну, вряд ли у вас это есть в ассортименте … - заигрывал он дальше.

  • А из того, что мы можем вам предложить?

  • А что вы можете предложить?

  • Вот вам прейскурант, а заказ я у вас приму минут через пять… - сказала она с еще большим смущением.

  • Почему?

  • Мне пора… - она отправилась к микрофону. Он с улыбкой покачал головой.

Она пела одну из любимых песен, медленную и нежную «Sunday morning». Все слушали с умилением. Он, как завороженный, стоял на том же месте. Она была хороша... Он подмигнул ей – она улыбнулась и засмущалась. Песня закончилась. Она вновь подошла.

  • Вы прекрасно поете!

  • Спасибо. Вы решили, чего хотите?

  • Да!

  • И?

  • Встретиться с вами!

  • Этого в перечне нет! – едва не взорвавшись от смеха, но сдержавшись, сказала она.

  • Я серьезно…

  • И я. Вы решайте, потому что я опять сейчас уйду – и вы останетесь ни с чем.

  • Хорошо. Можно мне чашечку эспрессо?

  • Можно.

  • А встретиться?

  • Нельзя.

  • Почему? Я не симпатичен вам?

  • Я занята.

  • А когда освободитесь?

  • Я замужем.

  • А… Повезло же кому-то…

  • Да, спасибо.

  • Ладно. Мадам, а не подскажете вы мне, где ваша хозяйка?

  • А зачем она вам?

  • По личному делу.

  • У вас с ней есть «личные дела»? – удивилась Катя.

  • Да есть. Ревнуешь? – подлукавил он.

  • Почти… - усмехнулась она, продолжая варить кофе.

  • Так, может, все-таки я тебе нужен?…

  • Нет, - покивала она головой.

  • Ладно, так где твоя хозяйка?

  • Хозяйка, - поставила она чашечку ароматного эспрессо на стойку, - это я, - сказала она и вновь пошла к микрофону.

  • А… - он не знал, что сказать от удивления.

Она опять пела. Он выпил кофе, рассчитался и ушел, не дожидаясь ее. Катрин ничего не поняла.

  • Странный какой-то… – подумала она. - Но красивый. И что ему нужно было?…


18*

Алекс вернулся домой сам не свой. Отец сидел в гостиной.



  • Сын, ты где был?

  • Гулял.

  • Почему меня не дождался? Съездили бы к Катрин.

  • Я забыл.

  • А куда ты спешишь?

  • Я, наверное, уеду.

  • Почему? Нет, побудь еще. У меня к тебе дело.

  • Я не могу.

  • Алекс, я тебя очень прошу, - сказал отец – и опять закашлялся.

  • Отец…

  • Дело очень важное.

  • Ладно…

  • Это нужно обсудить втроем, скоро должна вернуться Катрин…

  • Насколько скоро?

  • К девяти. В восемь она обычно закрывает. Ой, Алекс, а сегодня ведь четверг?

  • Да.

  • Я первый раз пропустил четверг.

  • А что такое четверг?

  • По четвергам она обычно поет. У нее чудесный голос. Она тебе обязательно понравится.

  • Обязательно… и давно вы женаты?

  • Давно. Или недавно… Смотря, с какой стороны смотреть.

  • Сколько лет?

  • Семь лет.

  • М! Не мало. А где ты ее нашел? Точнее, где вы встретились?

  • Первая трактовка была правильнее.

  • Да? – сын удивился.

  • Я поехал по работе в Украину.

  • Куда?

  • Украина находится рядом с Россией.

  • Дальше…

  • Я увидел ее случайно.

  • А как вы поженились?

  • В следующий раз, когда я приехал, сделал ей предложение.

  • Она окрутила тебя?…

  • Что ты такое говоришь? Познакомишься с ней – и сам все поймешь. Она очень милая.

  • Не сомневаюсь.

  • Алекс, я прошу тебя: будь с ней ласковее…

  • Хорошо, отец.

  • Ты радуешь меня.

  • А сколько ей лет? – ненавязчиво спросил сын.

  • Она старше тебя.

  • Да?

  • Насколько же она старше?…

  • А почему ты так удивляешься, что она старше?

  • Да нет, просто интересно. Так на сколько?

  • Лет на шесть, по-моему. Может на семь, подсчитать нужно.

  • Ничего себе…

  • Этого мало?

  • Да нет! – сказал он, а подумал: ничего себе…


19*

В девять часов дверь дома отворилась и вошла Катрин.



  • Милый, я вернулась! Ты где?

  • Я в гостиной.

  • А ты почему не пришел сегодня? Я ждала тебя, – говорила она по пути в гостиную.

  • Я пропустил, извини. Иди скорее сюда.

  • Иду.

И тут ее ждал сюрприз приятной внешности. Она увидела его – и остановилась в дверях. Катрин была ошеломлена – он здесь…

  • Дорогая, познакомься. Это мой сын Александр. - В ту же минуту Алекс вскочил, подошел к ней и поцеловал руку. - Сын, у тебя такие манеры давно?

  • Ты же хотел, что бы я был ласковым… Алекс, - представился он.

  • Катя, - оторопела она настолько, что сказала свое родное имя, - …Катрин.

  • Мне очень приятно.

  • И мне…

  • Вот и хорошо, что всем приятно. Пойдемте пить чай. Или кофе? - сказал Джон.

Они отправились в кухню. За разговором Алекс не сводил с нее глаз – Кэт прятала глаза. Джон, не умолкая, говорил. Он радовался, что все собрались. Ситуация была очень интересной. Катя не на шутку понравилась Грею младшему.

Джон обучал сына своему бизнесу. Все это слишком затянулось. Алекс остался жить в доме у отца.

Вот и понеслось: уловки, шуточки, подколки, совпадения, лицом к лицу, узкие двери в одной комнате, случайные касания, неловкая тишина… Катрина была верна мужу и ничего не хотела менять. Но Катя, та девочка, которая так и не знала настоящей страсти, давала о себе знать. Она разрывалась между жизнью и желанием. Спасала работа, но Алекс и туда стал захаживать. Больше всего ему нравилось помогать Кэт закрывать кафе. Заметны были русские корни Грея младшего. Он был настойчив и темпераментен. В один из таких дней, когда он зашел вечером, и они вместе закрывали кафе, Катя сдалась…


  • Ну почему? – с яростью сказал он.

  • Что почему? – испугалась она.

  • Почему ты так холодна ко мне?

  • Я не холодна!

  • Холодна…

  • Ну, а как по-другому?

  • Что это означает?

  • Ты ведь сын моего мужа…

  • Но ты никогда его не любила!…

  • Не правда…

  • А почему ты тогда глаза опустила? А что, любила?

  • Он мой муж.

  • А как же любовь?

  • Что любовь?

  • Без нее можно?

  • Не хочу говорить на эту тему.

  • Тогда поговорим о нас! – он морально давил на нее все больше и больше.

  • Пора домой.

  • Нет! – он ударил рукой по столу.

  • Не пугай меня.

  • А ты меня боишься?

  • Не знаю.

  • Не бойся, я просто хочу, что бы ты поняла прежде всего, чего хочешь сама… Ведь они же…чувства… есть? – сказал он и подошел еще ближе, - ведь есть, правда?

  • Не знаю, - сказала она и опустила глаза.

  • Знаешь, - сказал он очень тихо и поднял ее подбородок к себе, - посмотри на меня и скажи, что они есть!

  • … , - молча, она еле-еле улыбнулась, не поднимая глаз, и закивала головой «нет».

  • Ты врешь... Зачем ты это делаешь?… – прошептал он, она залилась румянцем.

Он притронулся пальцами к ее щеке, и нежно провел линию к губам. Поднял ее подбородок опять. Их глаза встретились. Он поцеловал ее. Она ответила. Опять и опять… Откуда взялась эта страсть в маленькой хрупкой девочке?.. Алекс был настойчив.

Кто бы мог подумать, какая роль будет отведена бар-стойке, на которой прежде был только кофе. Впервые в жизни Кэт узнала, что такое настоящее удовольствие. Им было хорошо вместе. Пусть это не любовь, пусть это только страсть, но это было так хорошо… Совесть, конечно, коварная штука, но в этот момент Алекс делал все, что бы Катя не терзала себя.



  • И что дальше? – спросила Кэт.

  • Ничего. Сейчас я сварю тебе кофе...

  • Мне?

  • Тебе. Мне приятно это будет сделать для тебя.

  • Здесь, кроме меня, еще никто не варил кофе.

  • Я так думаю, что на этой бар стойке тоже никогда такого не было…

Они шутили. Им было хорошо вместе.

  • А что мы скажем Джону? – продолжала Катя.

  • Что-что? Не думай об этом. Скажем, что было много посетителей.

  • Он не поверит...

  • Почему? Он тебе всегда верил?

  • Да!

  • Ну, вот и все.

  • Неловко так.

  • Тебе плохо было?

  • Нет, хорошо. Очень…

  • Приятно это слышать. Не переживай.


20*

Так и закончился тот вечер. Они вернулись домой. Джон ни о чем не догадался. Все бы ничего, но таких случаев было все больше и больше. Алекс решил остаться в доме у отца. Прошел год. Ситуация была такой же. Алекс ненадолго уехал к себе – нужно было решить вопросы по работе. Он не звонил Катрин. Чувства переполняли. Его не было. Она скучала, потом злилась, потом привыкла… Прошло несколько месяцев – она стала отвыкать от Алекса, все больше времени проводила с мужем. Джон хуже себя чувствовал. Катрин решила, что больше не позволит себе прежних вольностей в любом случае. А он все не звонил и не приезжал...



21*

Прошел еще год. Она все решила окончательно, но тут приехал Алекс. Опять эта дикая страсть в глазах… Опять и опять… Она пыталась держать себя в руках. Не отвечала на его уловки, избегала разговоров. Ко всему, она была обижена за его поведение: ни единого звоночка за неполных два года. Теперь она избегала разговоров наедине. Но однажды Алекс догнал Катрин в коридоре и обнял ее, она вырывалась.



  • Пусти! – сказала она тихо, чтобы никто не услышал.

  • Нет… - прошептал он ей на ухо.

  • Отпусти меня… - резче сказала она, попытавшись вырваться.

  • Я скучал… - продолжал он, прижимаясь щекой к ее щеке.

  • Незаметно!

  • Я очень соскучился…

Он прижал ее к стене и поцеловал. Сначала Кэт сопротивлялась, но все получилось, как и когда-то…

В это время Джон выходил из своей комнаты – и увидел это.



  • Алекс! Это ты? – удивленно спросил Джон. Алекс посмотрел на него. Кэт опустила глаза, – Это ты, Кэт?!!

  • Отец, понимаешь…

Этого удара сердце Джона не выдержало. Он едва дошел до кровати – и упал. Они побежали к нему. Он лежал бездыханно… Пульса не было.

  • Скорую, быстро! – кричала Катя, - вызовите врача!

  • … Уже поздно…

22*

… Джона похоронили в родном городе. Людей было немного: Катрин, Алекс и коллеги по работе. Катя плакала. Конечно же, она винила себя в смерти мужа. Алекс был спокоен и черств. Церемония закончилась. Они отправились домой молча… В доме было тихо и очень жутко. Они разошлись по комнатам. Катя не знала, что делать дальше. Она долго плакала. Каждая вещь ей напоминала о муже. Что бы не происходило в последнее время, она испытывала к Джону очень теплые чувства. Многим была обязана ему. А скорее даже – обязана всем этому великому человеку ее жизни. Он был тем садовником, который нашел сорняк, увидел в нем прекрасный цветок – и вырастил его. А она… Как она могла так поступить с ним?…

Катрин долго думала, что же будет дальше. Потом отправилась в кафе. Она вошла, но оставила вывеску «Close». Заперла двери изнутри. Села за один из столиков и заплакала. Вся ее настоящая жизнь прошла здесь. Вся эта жизнь, жизнь как кофе… Всю эту жизнь подарил ей он. И так она его отблагодарила…

Не долго думая, Катрин вернулась домой, собрала чемодан – и уехала, не прощаясь. Она оставила Алексу записку: «Прости, но я не могу так… Я еду к себе на родину.»


23*

Глупым было ее возвращение домой. Ее там никто уже не ждал. Друзья все разъехались по разным городам. Отец умер, а мать стала сильно выпивать. Катя постоянно высылала ей деньги, но они пропивались с любовником, который так и не развелся с женой, зато стал собутыльником. Дома ее ждали «радужные перспективы». Она скучала по матери, но та ее даже не узнала сначала.

Катя нажала кнопку звонка. Раздался какой-то грохот, потом чертыханья. Просто мать была выпившая – и споткнулась. Потом скрип старого замка и цепочки. Дверь приоткрылась.


  • Кто там? – спросила женщина, - что, опять из ЖЭКа?

  • Нет…

  • А кто еще? – перебила она ее.

  • Мам…

  • Что?

  • Мам, это я.

  • Вы ошиблись дверью.

  • Мама! Это я, Катя. Дочь твоя.

  • Дочь твоя… - повторила она, и задумалась.

  • Мам, не узнаешь меня?… - с трудом сдерживая слезы.

  • Катя? Ты? – недоверчиво спросила женщина.

  • Мамочка… - заплакала она и бросилась обнимать ее.

  • Котенок… Это ты… Ты приехала… – мать и сама расплакалась.

  • Как ты, мамуль?

  • Проходи в дом, доченька! – позвала она ее, - Ко мне доченька моя приехала. Приехала… - говорила она сама себе в недоумении.

  • Как ты?

  • Да нормально. А ты как приехала? Что, может, муж выгнал? – спросила она и, не дожидаясь ответа, продолжила, - да , котя, все они такие, играются, играются, а потом бросают… Все такие…

  • Нет, мам…

  • Что, нет. Ты жизни-то еще и не видела. Слушай мать: все такие! Это я тебе говорю.

  • Ты права, мам, - решила согласиться дочь, - но я не потому приехала.

  • А что?..

  • Джон умер. У него был сердечный приступ.

  • Ой! Бедненькая. Но ты ведь не любила его…

  • Но он мой муж… Мне очень тяжело…

  • Ничего, ты еще молодая, - сказала мать, - а ты чай будешь или кофе?

  • А что есть?

  • Кофе есть. У нас чай сейчас невкусный продают, так я его и не покупаю.

  • Так покупала бы дорогой чай – он не может быть невкусным.

  • Денег жалко.

  • Но я же высылала тебе…

  • Ну… - мать замешкалась.

  • Что, мало?

  • Да нет, дочь. Спасибо, конечно…

  • А что? – спросила Катя и окинула взглядом кухню. Возле мусорного ведра стояло батарею пустых бутылок из-под водки – она все поняла.

  • Давай не будем об этом говорить. Расскажи лучше о своих планах, - перескочила мать на другую тему и стала варить кофе. Катя смотрела, как она это делает.

  • Мам, а давай я сама тебе приготовлю кофе?

  • Но ты же устала с дороги…

  • Ничего. Могу я поухаживать за мамой…

  • Как же я давно тебя не видела…

  • Да…

Катя приготовила кофе по своему рецепту, а потом рассказала матери всю историю своей самостоятельной жизни. В тот вечер мать не пила. Впервые за последние годы она не пила вечером.
24*

На следующий день Катя отправилась в город. Прогулка не совсем состоялась – было очень холодно. Она отвыкла от украинского климата. Начиналась зима. Было сухо, но пролетал снежок. Катя, не по погоде одета, замерзла. После прогулки в парке она отправилась в кафе, в котором Джон ее заметил.

Там все изменилось – интерьер, обстановка, обслуживание, даже люди совсем другие были. Это кафе стало больше похоже на притон для неформальной молодежи, нежели на уютное тихое местечко, как раньше.

Катя заказала себе чашечку кофе и села за столиком у окна. Пролетал снежок. Тихую музыку перебивал хохот молодежи за соседним столиком. Ностальгия по тем временам ворвалась в ее душу и не отпускала. В памяти ярко всплывали те времена, когда они с Джоном только-только познакомились. Катя вспоминала розы, вспоминала смешную официантку, вспомнила Его, тогда еще молодого, вспомнила парк… Все ее молодые годы прошли перед глазами. И все так же шел снежок. В эту ностальгическую прозу периодически врывались крики рядом сидящей молодежи. А снег все шел, шел… Когда она, выходя из кафе, открыла дверь, как и раньше, зазвенел колокольчик. Тот самый старый колокольчик. Только он и остался с тех еще времен. И вот, когда Катя открыла дверь, она увидела, что на улице все белым-бело. Просто прелестная погода… Все бы ничего. Такой снегопад, но… Она стояла в легком плащике и туфельках… Ну что поделаешь? Она пошла пешком, как и надумала раньше. Замерзла, но шла. Ехала какая-то машина, притормозила, открылось окно.



  • Девушка, вы не замерзли? – спросил ее мужчина.

  • Замерзла.

  • Так садитесь.

  • Нет, спасибо.

  • Да не бойтесь.

  • Я не боюсь, просто хочу прогуляться.

  • Прогуляться? А если простудитесь?

  • Может, не простужусь, - сказала она и чихнула.

  • Будьте здоровы.

  • Спасибо.

  • Садитесь!…

  • Ладно, - согласилась она и села в машину.

  • А вы откуда такая?

  • Какая?

  • В туфельках… - улыбнулся он.

  • Мне ваша улыбка знакома…

  • Да?

  • А мне ваша – не очень, потому что… я ее еще не видел…

  • Я серьезно, - сказала она и улыбнулась.

  • А вам куда?

  • На Зеленоградский проспект.

  • Да? Мне тоже. А какой дом?

  • 7.

  • А я в 10 живу, - довольно сказал он.

  • Мишка, ты что ли?

  • Я…

  • Что, не узнаешь меня?… - сказала она и запела: «Снег кружится, летает и тает…»

  • Катя?

  • Я…

  • Ну даешь! Во изменилась как. Даже не узнать тебя. А как в наших краях?

  • К маме приехала…

  • На долго?

  • Не знаю.

  • Вот это встреча… - удивлялся старый знакомый.

  • Да…

  • Поехали ко мне. Я тебя с Маринкой познакомлю.

  • Жена твоя?

  • Дочь.

  • А жену как зовут?

  • Ира… звали.

  • Почему звали? Что произошло?

  • Авария. Дочь жива, а она…

  • Извини.

  • Да это давно уже было.

  • Так ты дочь сам воспитываешь?

  • Нет, мать помогает.

  • А как Марья Алексеевна?

  • Да ничего, спасибо. Так что, едем ко мне? Всех и увидишь.

  • Хорошо, только заедем в магазинчик по пути.

  • Зачем? У нас все есть.

  • Заедем!

  • Ладно.

По дороге они заехали в магазин, Катя купила конфеты и игрушку для девочки. Потом была приятная встреча и чаепитие. Главной темой беседы была политика – «как тяжело жить на Руси». Только распался Союз. Украина стала самостоятельной девочкой. Творилась неразбериха. Это они и обсуждали: что есть и как было…

Катя очень понравилась малышке, та не отходила от нее. Катя на минуту задумалась о том, что у нее самой могла бы уже быть такая же дочурка. Взгрустнула. Пришло время прощаться. Маринка не хотела отпускать Катю.



  • Тетя Катя, а когда вы еще к нам придете? – спросила девочка, не отпуская руки Катерины.

  • Ой! А ты хочешь меня увидеть?

  • Очень! Ты хорошая.

  • Да ну… - сказала она и присела к ней на корточки.

  • Правда-правда…

  • Спасибо.

  • Пожалуйста. А за что?

  • Ты мне комплимент сказала.

  • А что такое «колпимент»? – повторила малышка, насмешив всех.

  • Комплимент, - поправила ее Катя, - это такое приятное слово.

  • Как интересно… Видишь, ты еще и умная. Научишь меня таким словам, - утвердительно сказала Маринка. Все еще больше развеселились.

  • И правда, - добавила Марья Алексеевна, - приходи к нам.

  • Спасибо. Зайду, обязательно зайду.

  • Когда? – поинтересовалась маленькая бестия.

  • Скоро.

  • Обещаешь?

  • Обещаю.

  • Ну, пока! – попрощалась Маринка и помахала правой ручкой.

  • Пока, - ответила ей Катя, - До свидания, спасибо вам.

  • Приходи к нам. Пока.

Катя вернулась домой повеселевшей. Мама не пила, держалась. Они общались. Потом решили, что с этим нужно бороться вместе.
25*

Шли дни. Катя иногда навещала Маринку. Скучно. Главное обстоятельство, которое больше всего радовало, мать бросила пить.

Все бы ничего, но прошлое есть прошлое, и рано или поздно оно даст о себе знать. Она уехала из Англии, бросив все. Пришло время вскрывать завещание, а ее присутствие было необходимым условием. Вся эта процедура оттягивалась, но времени уже прошло достаточно. Алекс ничего не знал о переписи завещания. Он нашел ее адрес и приехал сам. Никого не было дома – он ждал у подъезда. Катя возвращалась домой, ничего не подозревая. У подъезда стояла дорогая спортивная машина, чужая. Это ее насторожило. Алекс увидел ее – и вышел.


  • Привет, незнакомка! – сказал Алекс.

  • Привет, незнакомец.

  • Не ждала меня?

  • Нет.

  • А я приехал.

  • Вижу.

  • Скучала?

  • А что?

  • Ты не рада меня видеть? - он подошел к ней и обнял, - ты нужна мне…

  • Пойдем в дом, чего мерзнуть… - сухо ответила она.

Они вошли в подъезд. Поднялись в квартиру. Она открыла дверь. Едва захлопнулась входная дверь, Алекс набросился на нее с поцелуями. Может, любовь у него была к ней? Может, просто так? Может, для выгоды? Какие у него были чувства к ней, не ясно было и ему самому… Есть она рядом – хорошо, нет – ну и ладно… Он ведь не искал ее сам раньше…

  • Ты что, скоро мать придет! – упиралась она.

  • И что? – продолжал он.

  • Ну, перестань…

  • Я соскучился. Мне плохо без тебя. Ты нужна мне.

И так далее… Все повторилось, как и в Англии. Они лежали в ее постели и молчали. Потом она не выдержала.

  • И что будет дальше?

  • А что?

  • Что будет дальше?

  • Ты имеешь в виду, что будет с нами?

  • И это тоже…

  • Я ведь за тобой приехал…

  • Да?…

  • Поедем обратно.

  • А если я не захочу?

  • Что значит «не захочу»?

  • А если я захочу остаться здесь?…

  • Нет! Этого не будет. Мы уедем вместе!

  • Ничего себе заявки!

  • Милая, ну что тебе здесь делать? – стал Алекс ее упрашивать, ласково и нежно. - Дорогая, ты пока подумай, а когда я вернусь, ты со мной согласишься…

  • А ты далеко?

  • Как всегда, приготовлю тебе кофе… - улыбнулся он.

  • Мм…

Все было решено без особого участия Кати. Она познакомила Алекса с мамой. Они с трудом общались, потому что мать плохо знала английский язык, а Алекс совсем не понимал русского, а тем более – украинского. Через пару дней они уехали. Катя хотела забрать мать с собой, но та отказалась.

Очень не хотела ее отпускать Маринка, но Катерина подарила ей огромного тигра и пообещала, что еще когда-нибудь приедет.


26*

Они уехали. Алекс был очень ласков. Тему смерти Джона они не затрагивали. Так было легче.

Катрин вновь открыла свое кафе «My Grey». Все, конечно, напоминало ей о муже. Он остался навечно в ее памяти, в ее сердце, в ее жизни. Он был этой жизнью… до времени, пока не появился Алекс… А вот кем для нее был Алекс она все же не могла разобраться. Он убеждал ее, что любит. А она отмалчивалась. Была ли страсть любовью, она не понимала… В чем-то она ему не верила, но доверяла… Как оказалось, это разные понятия…

Что-то поменялось в отношениях с Алексом... Пришло время вскрывать завещание. Катя знала, чего хотел Джон, но Алекс не знал... Он был очень удивлен, ведь предполагал, что отец оставит все ему. Так же он думал, что это он будет содержать Катрин, а вследствие – она будет ему благодарна и обязана… Случилось немножко не так…

Алекс был зол, хотя старался этого не показывать. Катрин сама завела этот разговор и предложила все переписать на него. Он, для приличия, сначала отказывался, а потом согласился.

27*

И так, началась их совместная жизнь и его полное господство. Шли годы. Катрин все так же держала свое маленькое кафе – это было единственной ее утехой и радостью. В отношениях с Алексом страсть угасла, причем, очень быстро. У него были любовницы, Катя об этом догадывалась. Алекс и не пытался это скрывать. Впрочем, Катрин не была ему женой, чтобы он держал «какое-то» обещание и не изменял. Они так и не расписались. Они просто жили вместе. Что не мешало ему предъявлять полные права на ее жизнь и время. Когда ему хотелось ее, тогда он ее и любил… Вне зависимости от того, была она в этот момент занята, или нет, хотелось ей, или нет. Все было упрощенно до уровня «хозяин и рабыня». А кто бы мог подумать... Она часто вспоминала покойного мужа, который оберегал ее от любой пылинки, что могла полететь в ее сторону. Никогда, ни разу он не позволил себе обидеть ее. Теперь ее никто не оберегал, но все же право собственности на нее было у Алекса. Теперь Катрин отдавалась работе на все сто процентов. О детях и речи не могло быть. Она устала от таких отношений, но это никого не интересовало.

Катя думала вернуться в Украину. Он не отпустил ее. Она оказалась в тупике. Шли годы. Смысла в ее жизни не было… Она стала безвкусной. Катрин вспоминала мужа, который когда-то сказал ей: «… Жизнь, она как кофе… Когда-нибудь ты это поймешь… Для этого потребуется вся жизнь…» В чем-то она с ним соглашалась еще тогда. Сейчас она стала еще больше понимать эти слова. Вкус этой жизни зависит от того, как ее приготовить. С Джоном эта жизнь была сладкой, но спокойной. Когда появился Алекс, жизнь стала горячей, что внесло и своей горечи... А теперь? Она стала безвкусной… и бессмысленной…

28*

Все бы ничего, но он решил жениться… Не на Катрин, нет. Алекс нашел какую-то модельку и решил, что любит ее. О реакции Кати можно только догадываться. Но он, как и всегда, сделал все по-своему. Они жили все в одном доме. Ему брачные узы не мешали по ночам посещать Катрин. Новоиспеченная жена оказалась не глупой, заметив измену, наняла адвоката и подала на развод. После судебного процесса она осталась с половиной имущества мужа. Алекс был зол и во всем обвинял Катрин. Что бы как-то отойти от этого, он проводил много времени в казино. До добра это не довело. Алекс, как любой азартный человек, много проигрывал. Проигрывал, проигрывал… Продал свой бизнес, а потом продал и бизнес отца, что бы расплатится с долгами. Катрин не могла ему простить этого. Но что можно было поделать… Остался только дом. Она умоляла его больше не играть. Он вроде бы согласился.



29*

Прошло еще несколько месяцев. Он стал приводить любовниц прямо в дом, иногда они оставались на несколько дней. Потом он их сам выгонял. Наскучило и это. Потом Алекс взялся за старое. Он проиграл и дом. Остался без ничего. Он проиграл все состояние… На скопленные Катрин деньги они купили маленькую скромную квартирку. Он продолжал играть, врать и играть в долг. И вот он доигрался, что отдавать долг было нечем. Катрин отдала ему последние деньги, но их не хватало. Он устроил истерический скандал, после чего она его выгнала. Алекс не оставлял ее в покое. Он приходил к ней в кафе. Кричал. Устраивал разборки. Требовал денег. Это отпугивало посетителей. Она отдавала ему всю выручку… Этого не хватало. Как-то он пришел и вновь устроил скандал. Требовал денег, но денег не было. Он психанул – и ушел. Катрин беспокоилась, все ли с ним в порядке. Любви к нему не было. Ничего к нему уже не осталось, но годы, прожитые вместе, давали о себе знать. Они были вместе больше десяти лет.

Он долго не появлялся.
30*

Спустя пару недель он пришел. Алекс с самого утра ждал ее у двери кафе. Она в глубине души обрадовалась, когда увидела его.



  • Ну, проходи! – сказала она, открывая двери.

  • Только после вас, мадам…

  • С чего это такая вежливость?

  • Ну, ты же моя любимая…

  • Да? Наконец-то ты вспомнил об этом.

  • Кэт…

  • Что Кэт?

  • Я люблю тебя, Катрин!

  • Я не верю тебе!

  • Правда! – продолжал он, приближаясь к ней.

  • Не подходи ко мне!

  • Зря ты… - продолжал он и, как и всегда, заключил ее в сильные объятия.

  • Отпусти меня! – попыталась вырваться она.

  • С-с… - продолжал он. Погладил ее волосы, потом взял локон и понюхал, - ты вкусно пахнешь… Ты пахнешь кофе…

  • Я не только пахну кофе – я им живу…

  • Как интересно… - продолжал он, поцеловав ее в щеку, - ты кофеманка?… - потом еще поцеловал, - или наркоманка?…

  • Отпусти меня! – настаивала она, - Нет! Не наркоманка. Просто твой отец подарил мне это кафе и научил меня искусству кофе, а ты, мой милый, сделал все, что бы только это у меня и осталось!

  • В чем ты меня обвиняешь?! – резко сказал он и оттолкнул ее в сторону.

  • А ты не знаешь?

  • Не начинай!

  • Когда-то должен был состояться этот разговор…

  • Не начинай, я тебе говорю! – крикнул он угрожающим тоном.

  • Ладно… Но ведь это мы с тобой отца погубили…

  • Молчи! – дико заорал он. Катрин испугалась.

  • Молчу… - она боялась еще что-то говорить. Он подошел к стойке и начал засыпать в турку кофе. Они молчали. Спустя несколько минут разговор продолжился.

  • Я чего пришел…

  • Ну?

  • Мне нужны деньги.

  • Как всегда…

  • Что?

  • Ничего.

  • Дашь?

  • У меня ничего нет.

  • У тебя есть квартира и кафе!

  • А жить я где буду?

  • У тебя есть кафе!

  • И что?

  • Продай кафе!

  • Нет!

  • Почему?

  • Нет! Об этом и речи быть не может!

  • Мне нужны деньги!

  • Я ничем не могу тебе помочь…

  • Жаль… - он взбесился, - очень жаль…

Он подошел к бар-стойке, сделал глоток кофе и достал пистолет. Катрин оторопела. Он положил его рядом с чашкой. Достал какую-то бумажку, похожую на документ. Катрин просто наблюдала за его поведением.

  • Видишь, какая игрушка у меня есть…

  • Это не игрушка… - испугано произнесла она.

  • Боишься?

  • Нет…

  • Боишься! Ты всегда меня боишься! Что мне больше всего в тебе нравилось всегда, так это твоя боязнь и строптивость…

  • Неправда!

  • Правда. Видишь… - он замолчал, но потом улыбнулся и ехидно сказал, - а ты старая уже стала…

  • Как тебе не стыдно… - обиделась она.

  • Нет, не стыдно… Старая. Ты никому уже, кроме меня, не нужна.

  • Сволочь! – она заплакала.

  • Продай кафе!

  • Нет! Я уже сказала.

  • Подумай еще! Я оформил все бумаги. Тебе только нужно поставить подпись. Вот! – показал он на мятую бумаженцию с печатью.

  • Это единственное, что осталось мне от твоего отца! Я не буду его продавать. Это кафе дорого мне! Только так я и живу…

  • А я?

  • Ты бессовестный! Как ты можешь?..

  • Продай кафе.

  • Нет!

  • Я тебя еще раз прошу, подумай! – сказал он и стал играться пистолетом.

  • Неужели ты сможешь применить его?

  • Любимая, как ты можешь так думать?

  • Не знаю…

  • И я не знаю, - он взял пистолет и стал водить им по ее лицу и шее, играючи.

  • Какой же ты…

  • Какой?

  • А я тебя любила…

  • И я тебя любил, - сказал он и положил игрушку на стол, - я тебя и люблю, наверное…

  • Я не верю тебе.

  • Нет, правда. Помнишь, как нам было хорошо здесь, - сказал он и хлопнул рукой по бар-стойке, Катрин испугалась, - но сейчас…

  • Что сейчас?

  • Старая ты, - ехидно сказал он, - все, что мне сейчас нужно от тебя, это деньги! Продай кафе! – крикнул он, Кэт в испуге схватила пистолет.- Ты что? Глупая, не играйся!

  • Я выстрелю! – сказала она, дрожащими руками сжимая пистолет.

  • Ты не сможешь этого сделать! – сказал он и направился к ней.

  • Еще шаг!.. Я смогу! – она плакала.

  • Но почему ты так не хочешь это сделать? Это же хорошие деньги!

  • Это моя жизнь!

  • Какая жизнь? – они кричали друг на друга.

  • Ты никогда этого не поймешь… - она зарыдала.

  • Подписывай! – закричал он еще громче.

  • Нет… - она присела на пол, спиной съехав по стенке.

  • Я сказал тебе!

  • Не подходи ко мне!

  • Но я ведь люблю тебя, милая! – сменил он тон.

  • Я уже ничему не верю…

  • Любимая, я в последний раз прошу тебя – подпиши эти бумаги!

  • Нет!

  • Ну, как знаешь…

  • Что ты собираешься делать? – испугано спросила она.

  • Ничего особенного… для меня, - мягко сказал он, направляясь к бар-стойке, где стоял старинный сервиз – подарок Джона к годовщине их свадьбы.

  • Что ты собрался делать? – испугано вытирала она слезы.

  • То, что нужно было сделать давно! – закричал он и резко обернулся, одной секунды хватило ему, что бы махнуть рукой и сбросить этот сервиз на пол. Второй секунды хватило ей, что бы нажать на курок пистолета – и выстрелить… Это получилось больше случайно, от неожиданности, нежели от чего-то другого… Он упал. Упал рядом с сервизом. Кровь брызнула красным. Такого цвета она раньше не видела.

  • Как ты могла?… - на последнем выдохе сказал он.

  • … я… - она подбежала к нему и упала на колени рядом, - милый, я не хотела…я… я… ты шутишь! Не играй так со мной! Милый! Милый! – она закричала. Обняв его, положила голову на колени – и горько заплакала.

Спустя несколько минут, она пришла в себя. Теперь никто ни о чем ее не просил. Он лежал рядом, недвижимый, бездыханный, ее любимый. И это сделала она… Та, которая любила его больше жизни. Больше той жизни, которую ей подарили… Любила его, как горячий кофе…

Она вспоминала это, вспоминала всю свою жизнь по зернышкам, как кофе, по крупинкам, по слезинкам и по запаху… Плакала… Потом приготовила маленькую чашечку кофе – и сделала глоток… Бросила взгляд на любимого. Посмотрела на рояль. Подошла к нему – и присела на табурет. Открыла крышку – и нажала на клавишу. Звук, словно гром, ударил по голове. Она закрыла крышку и посмотрела в окно… Потом подошла к бар-стойке, сделала еще глоток кофе и поставила чашку на стол. Через мгновение взяла пистолет – и, не мешкая, выстрелила в себя… Из последних сил она взяла его руку своей рукой и опустила голову на его плечо. Это то, что она всегда мечтала сделать, но боялась. Боялась просто прильнуть к нему… Всегда боялась своих желаний. Ее желание свершилось… И закончилось… Она упала рядом с любимым…

После выстрела в уютном кафе воцарилась полная тишина…

Так закончилась ее жизнь…

Жизнь семейства Грей…

Жизнь кафе «My Grey»…

А на столе стояла чашечка ароматного кофе…

Кофе, который готовился по разным рецептам… Он был сладким, он был горьким, он был терпким, он был безвкусным, он был теплым, он был горячим… А теперь он остыл…


31*

Я просто тихо ушла,



Вот так, не сказав: «до свиданья».

Я просто тихо ушла,

Оставив минуту молчанья.

Я просто тихо ушла,

Но громко хлопнули двери…

Я просто тихо ушла.

И жизни я больше не верю.

Я просто тихо ушла.

И с болью слезинку смахнула.

Я просто тихо ушла.

Рукою все перечеркнула.

Я просто… Тихо… Ушла!

Они встретились…



  • Здравствуй, Джон! – сказала Катрин.

  • Здравствуй, дорогая.

  • Дорогой, я поняла!

  • Что, дорогая?

  • Твои слова…

  • Жизнь как кофе?

  • Кофе как жизнь!

  • Да!

  • Я поняла.

  • Я рад. Жаль только, что с собой нельзя было его взять…

  • Кого?

  • Не кого, а что…

  • Что?

  • Кофе, дорогая… кофе…

Кофе как и жизнь…

А жизнь просто похожа на кофе…

1   2   3   4   5   6   7   8   9


База даних захищена авторським правом ©refs.in.ua 2016
звернутися до адміністрації

    Головна сторінка